Вопреки грядущему потеплению на майские праздники, сезон непогоды продолжается в кинотеатрах. На экраны выходит фильм «Всемирный потоп», который позволит еще ненадолго задержаться в меланхоличном настроении пасмурных дней. 

Непрекращающийся дождь перерастает в потоп, из-за которого в стране объявлено чрезвычайное положение. Молодой паре с новорожденным ребёнком приходится покинуть дом в поисках более безопасного места.

Несмотря на наличие стихийного бедствия в качестве катализатора сюжета, фильм концентрируется не на процессе выживания, а на психологизме главных героев. Местами повествование даже пропускает события, переходя сразу к реакции персонажей на них. Отсутствие остросюжетного нарратива не лишает картину глубины, кино точечно рассматривает судьбы людей, охватывая при этом более масштабные смысловые пласты. Оксюморон в оригинальном названии «The end we start from» намекает на идею цикличности, которая реализуется закольцовыванием открывающей и финальной сцен. Дом, в котором начинается разрушение, оказывается финальной локацией в развязке. Противопоставление ухоженного пространства жилища из экспозиции и его руины на последних кадрах раскрывают внутренние изменения, произошедшие с героями, и завершают мысль о круговороте жизни.  

Скудность драматургической динамики перекладывает основную ответственность за удержание внимания на исполнителей ролей, и они все, без исключения, грандиозно справляются с этой задачей. Нескольких сцен хватает, чтобы проникнуться к чутким потерянным героям Джоэля Фрая и Бенедикта Камбербэтча, а Кэтрин Уотерсон достойно выступает в дуэте с главной звездой картины, бесподобной Джоди Комер. Тандем режиссёра Махалия Бело и драматургов Элис Бирч и Меган Хантер смогли в лице Комер олицетворить противоречивую суть феминности. Мать, жена, дочь, подруга − её героиня собирательный образ многогранности женской сущности, и исключительный актёрский спектр Джоди позволяет воплотить его, балансируя между приземлённой реалистичностью и возвышенной метафоричностью. Поддерживаемый отличной режиссурой, весь каст поражает своим талантом, вне зависимости от количества выделенного времени на экране. 

Серая палитра и однообразный визуальный ряд полноценно погружают в атмосферу безнадежности и тоски, но быстро наскучивают. Отсутствие каких-либо акцентов в монтаже, в художественной составляющей дестабилизируют зрителя: внешность героев не передает их индивидуальности, схожие внешне локации сливаются в одно бесконечное пространство. Особенным вниманием камеры можно выделить только главную героиню. Оператор Сьюзи Лэвэлл одновременно подчеркивает и её уязвимость, и её силу, а обнаженные кадры Комер отличительно асексуальны; в экспозиции они передают нежность и твёрдость будущей матери,  в сцене катарсиса во время купания она словно сливается с природой, лишённая преград между собственным телом и волнами. Однако она и так находится в центре истории, а все остальные детали окружения ускользают из зрительского поля.

Исследуя природу человеческих отношений, фильм «Всемирный потоп» углубляется в обобщение женского опыта, и удачно воплотить эту идею удаётся благодаря преимущественно женскому составу авторов. Не все решения картины срабатывают идеально, но «фимейлгейз», пронизывающий все пласты произведения, от драматургического до аудиовизуального, выделяет драму не только из представителей жанра фильмов-катастроф, но и из множества бездумных попыток изобразить сильный женский характер на экране.

Другие работы Показать больше
Наши рекомендации Показать больше