Братья Систерс

Жанр Драма,вестерн
Продолжительность 121 мин. / 02:01
Наша оценка:
Сценарий 8 / 10
Режиссура 7 / 10
Актерская игра 7 / 10
Работа оператора 7 / 10
Художественное оформление и грим 7 / 10
Музыкальное сопровождение 7 / 10

Французский артхаусный режиссер Жак Одиар, с недавних пор еще и высоко титулованный (три года назад он получил Золотую пальмовую ветвь за фильм «Дипан»), несколько неожиданно снял вестерн с голливудскими актерами. Обозначенное удивление связано с тем, что режиссёр взялся за жанр, который по собственному же признанию его никогда не привлекал, но в данном случае служит антуражем для заинтересовавшей француза истории, основанной на романе Патрика Девитта. Этот интерес должно быть в какой-то мере объясняется посвящением собственному брату в финале картины.

Открывается же фильм живописной ночной перестрелкой, победителями из которой, – что, дальше становится ясно, дело привычное, – выходят два будущих героя фильма, работающих на таинственного командора, оттого, считай, легитимных охотников за головами. Они братья со смешной, но, в общем-то, известной в округе фамилией Систерс. Главный из них, младший (Хоакин Феникс) – кажется, тот еще беспредельщик. Старший же (Джон Си Райли) – здоровенный детина с тонкой душевной организацией, прикрывающий во всем брата. По очередному заданию командора они начинают поиски золотоискателя Уорма (Риз Ахмед), химика, обладателя некоего драгоценного знания. Отправленный ранее по следам авантюриста разведчик Моррис (Джейк Джилленхол) перестает выходить с братьями на связь, что сулит грядущее соревнование ума и силы.

Смотреть трейлер «Братья Систерс» 2018 года

Фильм «Братья Систерс» и его персонажи

Возможно, сам того не желая, Одиар в своем фильме проводит некоторую ревизию жанровой традиции. Режиссер привносит в картину присущую скорее европейскому авторскому кино глубину и неоднозначность героев, которая обычно непривычна миру Дикого Запада. Если, скажем, рефлексирующий герой вестерна это уже не новость для жанра, то вот вспомнить другой той же когорты фильм, в котором каждый из главных героев далек от архетипичного образа брутального мачо, сложно.

Как ни странно, но самого примитивного и оттого предсказуемого персонажа тут играет Хоакин Феникс, актер наиболее широкого диапазона в собравшейся в и без того славной лицедейской компании. Его Чарли Систерс в целом удовлетворен жизнью, «грязной» работой и попойками как главным пунктом в системе самопоощрения. Другое дело его брат: он предпочитает чувства плотским утехам, глубокие разговоры по душам пустой трескотне, открыт к новым знаниям и вообще вынашивает мысли о том, чтобы изменить свою жизнь.

Еще ярче контраст с привычным Диким Западом прослеживается у второй парочки: химик, добывающий золото не настойчивым физическим трудом, а с помощью научного знания, и разведчик с вполне приличными, скажем, писательскими навыками. Чувствуя близость своих характеров, они довольно быстро становятся заодно и даже намерены создать совместную компанию, философия которой, кажется, пока обгоняет свое время.

Раз уж потомственная связь персонажей «Братьев Систерс» с классическим героем вестерна, считай, эталоном мужского начала, оказывается нарушена, то размытыми оказываются и границы понятия того, что же считать мужским. В подтверждении этой мысли не удивительно, что братья тут зовутся «сестрами», а роль самого яркого женского образа в фильме (в романе, кстати, этот персонаж был мужчиной), магната одноименного городка Мэйфилд, играет актриса-трансгендер Реббека Рут.

                             

Над каждым из квартета героев тенью нависает отцовская фигура, плюс над всеми разом тот же командор, что, считай, –  и то, и другое – символ архаичного Дикого Запада. От кого-то из «отцов» герои избавляются, – примечательно, что отца Систерс, оказывается, когда-то убил именно Чарли, переживающий, очевидно, наибольшие внутренние изменения в течение фильма – от кого-то они просто убегают. Но убегают куда? Как видится, в новый мир, который в фильме имеет облик, скажем, Сан-Франциско или гостиничного номера с унитазом, или простой зубной щетки с пастой, а также витает в разговорах о собственном деле, прогрессе, культуре.

Нарушая намечающуюся идилию, в последнем акте Одиар сдабривает свой фильм щепоткой фатума. Пока герои своим недюжинным умом предполагают, кто-то свыше располагает. Конечно, можно усмотреть, что горе, которое случается с героями, от их же ума, но, кажется, все-таки оно случается само по себе. А если так, то и удача наверняка поджидает где-то рядом. Таково естественное положение вещей, а прогрессу, конечно, суждено двигаться вперед. Разве что перед последним решительным скачком в дивный новый мир недурно сделать шаг назад: вернуться домой и перевести дух.

Автор: Бодухин Михаил.