Суспирия

Жанр Триллер,драма
Продолжительность 152 мин. / 02:32
Наша оценка:
Музыкальное сопровождение 9 / 10
Режиссура 8 / 10
Художественное оформление и грим 8 / 10
Работа оператора 8 / 10
Звукорежиссура 8 / 10
Актерская игра 8 / 10
Сценарий 7 / 10

Берлин, 1977 год. В разделенный город, как вещает открывающий титр, приезжает молодая американка Сьюзан Бэннион с детской мечтой поступить в известную балетную академию. Пока на улицах громыхают теракты, учиненные «Фракцией Красной Армии», Сьюзан за два дня умудряется сначала успешно пройти прослушивание, а затем и заполучить место примы в готовящейся постановке. Это становится возможным из-за того, что прежняя танцовщица этой роли внезапно пропадает, то ли примкнув к подполью радикальных группировок, как считают в труппе, то ли вследствие мистических обстоятельств, о которых сама же девушка бредила на последнем своем приеме у доктора Клемперера, решающегося на собственное расследование исчезновения.

Смотреть трейлер «Суспирия» 2018 года

Для любителей кино не секрет, что «Суспирия» Луки Гуаданьино основывается на классическом джалло Дарио Ардженто того же самого года, в котором неслучайно происходит действие нового фильма. У Гуаданьино хватает сноровки, чтобы сделать картину равно интересную как для тех, кто впервые сталкивается с «Суспирией», так и для тех, кто оригинал все-таки видел. Его фильм произрастает из тела арджентовской картины причудливыми наслоениями и опухолями, будь то злокачественными или наоборот, так что за новым обликом становится сложно разглядеть старый. Подобные плотские аналогии очень подходят ремейку: в нем вообще большое внимание уделяется телу, и при большом желании его можно назвать даже боди-хоррором, в котором сексуальность многих сцен рифмуется с телесными трансформациями в других.

Фильм «Суспирия» 2018  и его отличительная черта

Обе «Суспирии» зиждутся в первую очередь на визуальных красотах. Если у Ардженто за это отвечали в первую очередь барочные декорации кислотных цветов, то художественный стиль фильма Гуаданьино выглядит куда более сдержанно и отсылает скорее к «новому немецкому кино», чем к джалло, а нужный экспрессионистский эффект достигается монтажными и операторскими приемами. Камера тайца Сэйомбху Мукдипрома (в послужном списке которого помимо предыдущего фильма итальянца еще и работы с такими режиссерами-визионерами, как Апитчатпон Вирасетакул и Мигель Гомеш) все время находится в кинетическом отношении с героями: наезжает, отъезжает, поворачивается, рождая особое ощущение пространства.

Однако это ощущение куда-то девается, как ни странно, в танцевальных номерах, которые чудятся монтажными трюками. Они коротко смонтированы и преимущественно акцентируют внимание на деталях, что в конце концов и становится стилем картины, квинтэссенцией которого являются вставки ассоциативного видеоряда, запрятанные между главами основного повествования. Может эти осколки образов и не несут глубинные смыслы, но, очевидно, они воздействуют на зрителя эмоционально. Порой фильм похож на кошмарный сон Вонга Кар-Вая, – особенно когда время вдруг замедляется или ускоряется, а очертания объектов в кадре начинают расплываться, – и выглядит как аудиовизуальный эксперимент, в котором аудиоэффекты не менее остроумны, чем сама картинка.

Не нужно даже стараться, чтобы услышать, как этот фильм «дышит». Звук «Суспирии» – это вообще отдельная тема. Саундтрек оригинала, сочиненный прогрессив-рок-группы Goblin и в отрыве от фильма считается легендой, и его звучание идеально подходило перенасыщенной кроваво-красной, почти мультяшной картине Ардженто. Тусклая же, холодная палитра ремейка – это подходящий референс для фирменного, сияющего идеями звука Тома Йорка, одного из главный эстрадных голосов своего поколения, который, как не удивительно, здесь впервые работает в кино.

Фильм «Суспирия» 2018 и его отличие от оригинала

В ядре же картины лежит кинотекст, который и был главным предметом критики после премьеры фильма на Венецианском кинофестивале. Ремейк Гуаданьино допускает широту интерпретаций, что уже выгодно отличает его от оригинала и делает интересным как для поклонников, так и ненавистников. Этот фильм берется рассуждать на важные для XX века темы насилия, угнетения и, как следствие, отмщения и прощения. Неслучайно, например, почти все роли в картине отданы на откуп женщинам (даже старика Клемперера и того играет загримированная Тильда Суинтон).

Если настойчивые намеки на фашистскую природу настоятельниц балетной академии кажутся уместными и даже расхожим мотивом в жанре, – а молодые танцовщицы, разучивающие номер под названием Volk (что с немецкого переводится как «люди», «нация»), по всей видимости, это воплощение страдающего народа, – то соседство кровавого китча в кульминации фильма с темами Холокоста и «немецкой вины», как минимум, спорно. И все же если ремейк Гуаданьино и называть местами пошлым, то и смелым, изобретательным, черт возьми, красивым тоже. Раз уж в этом фильме принимаются отпускать грехи и прощать вину, то в пору простить и зрителя за такое постыдное удовольствие.

 

Автор: Бодухин Михаил.