fbpx

Обзор лучших фильмов с ММКФ-2019

25 апреля завершился 41-й ММКФ. Как водится из года в год, между конкурсными показами, что всегда кажутся котом в мешке, и параллельными программами я всегда выбираю параллельные. К счастью, там есть из чего выбрать, и можно обнаружить настоящие жемчужины. В этом году таковыми стали сразу несколько документальных лент, о которых мы писали ранее: «Что ты будешь делать, когда весь мир в огне», «Хроники ртути», «Страна меда».

Фильмом-закрытия фестиваля стала тоже документалка классика кино Вернера Херцога «Встреча с Горбачевым», которая оказалась краткой историей перестройки, переплетенной с трагическим портретом единственного президента СССР. Фильм сделан в свойственной режиссёру в манере эссе, разбавленном интервью с героем, и не то чтобы способным сказать нам что-то откровенно новое ни о Херцеге, ни о Горбачеве.

Дабы соблюсти баланс, также рассказываем про пять наиболее ярких игровых картин фестиваля.

«Манта Рэй», Пхутипхонг Ароонпхенг

Дебютный фильм тайца Пхутипхонга Ароонпхенга, победивший в венецианских Горизонтах прошлой осенью, – это медитативное визионерское кино, к которому нас уже приучил тайский кинематограф. По сюжету рыбак маленькой приморской деревушки, который в прибрежном, кажущемся магическим лесу находит  раненого мужчину, по всей видимости, беженца из Мьянмы. Уход за раненым, всю картину остающимся немым, для рыбака становится своего рода терапией после недавнего разрыва с женой. Когда последний неожиданно пропадает в море, в деревню вдруг возвращается его жена, которая начинает жить с беженцем. На поверхности «Манта Рэй» становится политическим комментарием, но в глубине, кажется, это меланхоличная картина о трансформации человека, переживающего измену любимого человека. Впрочем, это тоже догадки. Вынесенные в заголовок величавые скаты, или, как их еще называют, морские дьяволы, появляются в эпилоге фильма и картину не то чтобы проясняют, что не мешает этому фильму оставлять приятное гипнотическое послевкусие.

«Нон-фикшн», Оливье Ассайас

Новый фильм одного из лидеров французского авторского кино Оливье Ассайаса, чей стиль здесь в общем-то легко угадывается. Сюжет разворачивается вокруг издательского дела и посвящен столкновению эпох бумажных книжек и цифрового контента. Это разговорная, многофигурная драма, несколько старомодная, но безупречно выполненная: с чувством юмора, с умными диалогами, закрученными сюжетными перипетиями и блестящими актерскими работы. В общем-то чувствуется, что Ассайас в обозначенном споре скорее на стороне старых добрых бумажных книжек, на которые и похож этот фильм.

«Я была дома, но…», Ангела Шанелек

Ангела Шанелек – настоящее сердце «берлинской школы», стилю которой ее новый фильм нисколько не изменяет. Это вновь де-драматизированная, наполненная умолчаниями картина о прозе жизни. Она состоит из мозаичных, часто с не стыкующихся между друг дружкой кусочков быта семьи, во главе с матерью, находящейся на грани. Если догадаться, что семья до начала действия фильма пережила несколько потрясений, в роде смерти отца и мужа, и временного побега юного сына из родительского дома, то в общем-то картина Шанелек перестает казаться заумной и занудной, какой она может казаться по-началу. Ясным станет и центральный монолог героини (не)возможности искусства (речь про театр и кино) передать неподдельный реализм жизни, чем Шанелек, в общем-то, и занимается всю свою карьеру. Ясными станут и окаймляющие фильм стартовый и завершающий кадры не играющих, а существующих перед камерой ослика и собаки.

 

«Коко-ди, Коко-да», Йоханнес Нюхольм

Шведский концептуальный хоррор. В начале фильма молодая семья посещает ресторан, как окажется позднее, с сомнительной кухней, что обернется смертью юной дочери в ее же день рождения. Спустя несколько лет, супружеская пара стараясь пережить общую травму отправляется в маленькое путешествие, которое оборачивается кошмарным днем сурка. Из раза в раз они становятся жертвами нападения жуткой компании, будто сошедшей с детской картинки и напевающей детскую песенку про петушка, которая дала название фильма. Очевидно, под этакой броской формой скрывается драма о способности или неспособности преодоления внутрисемейной трагедии и призраков прошлого.

«Маленькое красное платье», Питер Стриклэнд

Стриклэнд – британский режиссёр, уже зарекомендовавший себя как интересного автора триллеров. В частности, его предыдущий фильм «Герцог Бургундии» про лесбийскую пару энтомологов был ярким высказыванием об играх, в которые готовы играть люди ради любимых. «Маленькое красное платье» же – этакое британское джалло про платье-убийцу. Не столь глубокое, как можно было бы, пожалуй, ожидать от режиссера, несбалансированное (в фильме последовательно рассказывается две истории хозяев титульного платья, разные по хронометражу и по настроению) и с трудом складывающееся в цельную картину. Тем не менее это фильм изумительных цветов и текстур, которые в конечном итоге задают его стиль и странную чувственность, что еще на какое-то время остаются в памяти зрителя.

Автор: Бодухин Михаил.